Газета Нолинского района (12+)

Пошла работать в девять лет

Просмотров: 1589Комментарии: 0
Краеведение

Нюра была старшей из четверых детей Николая и Анны Андрияновых. Когда началась война, Нюре еще не исполнилось и девяти лет. Отца ее взяли на фронт, где он в первый же год войны пропал без вести. Семья бедствовала, поэтому Нюре после окончания третьего класса пришлось идти работать вместе со взрослыми.

Сначала ее и других подростков послали караулить колхозных коров. Мы очень боялись волков, - вспоминает Анна Николаевна. - Их в те годы развелось множество. Когда волки подходили близко к стаду, мы кидались от коров прочь. После наступления холодов для колхозников пришла пора обработки льна. Старожилы помнят, какая это трудоемкая культура. Для переработки льна требуется множество операций. Кроме этой работы, подростки ходили помогать взрослым на зернотоке. Анна Николаевна вспоминает: Уйдут мамки печи топить да коров доить, поручат нам обмолачивать и сортировать зерно, так мы в охотку да бегом, стараемся работаем, чтобы взрослые потом нас похвалили.

Одно плохо было колхозникам, что все произведенные ими продукты увозили, даже на еду для семьи ничего не оставляли. В деревнях мололи обдирки с зерна, трав, пекли оляпки, их и ели. Так до весны и доживали. Ну а весной зелень появлялась: крапива, песты, дикая редька и щавель, лебеда. И все-таки не выжили бы мы в войну, - рассуждает Анна Николаевна, - если б не корова. Мама молоко сдавала на молоканку, а обрат приносила домой. Ребята были мал мала меньше, не выдержали бы без этого подспорья.

А еще через год послали Нюру пахать на быке клинья на поле, остающиеся после вспашки трактором-колесником у леса. Бык был смирный, вот только в жаркий полдень, когда его нещадно кусали пауты, мог убежать с поля в лес. Тогда Нюра звала других подростков, работавших неподалеку, чтобы помочь ей пригнать быка обратно. "Со вспашкой полей было очень строго, - рассказывает Анна Николаевна. - Все поля должны были засеваться".

Весть об окончании войны вселила в колхозников радость и надежду о лучшей жизни. Но не тут-то было, - рассуждает Анна Николаевна. - Не уменьшились налоги, так же голодно было людям. Мяса со своего подворья надо было сдать 40 килограммов, яиц - 75 штук, молоко все уносили на молоканку. А самим ничего и не оставалось.

От тяжелой колхозной работы Нюра возмужала, выглядела старше своих 14-ти лет. Вот тогда ее стали посылать возить зерно на глубинку - на сдачу в Еремино. Тяжеленные 60-килограммовые мешки с зерном нужно было не только довезти, но и разгрузить. Мы шли по узкому трапу, положенному на груды зерна в зернохранилище, с большим мешком на спине и молились, чтобы не сорваться, - вспоминает Анна Николаевна. -Тот, кто падал вниз, потом уже не мог сам поднять мешок на спину, и это считалось позором.

В 1948 году нескольких 17-18-летних девчат взяли на торфоразработки, пообещали давать по 700 граммов хлеба в день. Нюра решила поехать с ними. Нас послали на Бобинский участок, - вспоминает Анна Николаевна. - Сырой торф в карьере копали лопатами вручную, кидали на длинный транспортер, затем - в торфобрикеточную машину. Сырые кирпичи-брикеты укладывали на землю - так сушили. Сухие брикеты укладывали в штабеля, грузили в вагоны - все вручную. древесными остатками в брикетах изрывали все пальцы, не успевали раны заживать. Весь день в сырости, женщины торопились после смены в жилой барак (он и сейчас виден из окна автобуса, идущего по Слободскому тракту), хотели обсушиться. В бараке стояли круглые печи, около которых развешивалась сырая одежда, - рассказывает Анна Николаевна. - А я была всех моложе, боялась занять чье-то место, так и вешала свое на кровать, а потом ходила в сыром. Но молодость все равно не позволяла грустить. В минуты перерыва девки, приплясывая, пели частушки: Я на бобинско болото не поеду больше жить, лучше буйную головушку под поезд положить! Так проработала Нюра на торфу целый год. Но в шестнадцать лет ей надо было получать паспорт, и она поехала домой.

Опять оказалась Нюра в родной деревне. Тут по-прежнему было голодно, работали за трудодни. Мужиков с фронта вернулось немного, они сели на трактора. Бабы - основная рабочая сила на поле и на ферме. И сейчас вспоминает Анна Николаевна, как много трудились женщины и подростки. Во время сева развозили на лошадях мешки с зерном по краю поля, а к сеялке мешок мы тащили на спине, - рассказывает она. - Мешок тяжелый, ноги вязнут в распаханной земле, а передохнуть нельзя - не поднять ношу обратно. Так давило на ребра и плечи! Теперь все болит, а на ребрах наросты сделались, как колбы.

Время шло. К восемнадцати годам Нюра заневестилась. Посватался к ней Аркадий Костицын, участник войны, отслуживший в армии с 1943 по 1950 год. Родом он был из Советского района, туда и увез молодую жену. Жили молодые дружно. Поначалу работала Нюра вместе с мужем в поле. В первый день сева их поставили на сеялки. Трактор идет, вся пыль в глаза, - вспоминает Анна Николаевна. - Замешкалась я, попала нога в агрегат. Оторвало один палец, а другие изломало. Другой раз сеялка, на которой работал муж, отцепилась. А вторая, на которой была Нюра, наехала на первую. Нюру зажало между ними, ударило штангой в живот. Ладно Аркадий отошел по делам, - вспоминает Анна Николаевна. - Его бы убило! Потом возила Нюра на лошади зерно от комбайна. Кобыла была от жеребенка, а работали до самой ночи, - рассказывает Анна Николаевна. - Молоко у нее скопилось, она и понеслась что есть мочи. Я пыталась ее сдержать, но силы неравные. На повороте меня выбросило из телеги в придорожный овраг. Очнулась от того, что конюх приехал искать меня. Ногу у меня вывернуло, так полностью до сих пор и не исправилась.

Позднее перевели Нюру на ферму дояркой, а Аркадий стал агрономом. Пошли у них деточки: старший - Виктор, потом - дочка Татьяна и младшенький - Сергей. Нюра успевала везде: и на ферме (три раза в день накормить и подоить коров, убрать в коровнике), и дома (ребятишки маленькие, огород, свой скот - все ухода требует), и на празднике частушек попеть, поплясать. Хорошее время было, - вспоминает Анна Николаевна. - На работу с песнями шли, с работы тоже. А деревни близко были - слышно, как с соседнего поля поют. Так душа и радовалась! А в праздники - Троицу, Заговенье, Духов день - все деревни собирались на вятских лугах. Как пели, плясали - загляденье! Голодные, плохо одетые, но веселые. Сейчас все сытые, а веселья нет...

Не было денег тогда у колхозников, не было излишков продукции (налоги съедали), но захотелось власти еще село обобрать. Ввели обязательные займы. За бумажку облигации надо было отдать деньги, а где их взять? Придумали колхозники заработать на ивовой коре, - рассказывает Анна Николаевна. - Ходили в овраги кору с ивы драть, вязали ее в вязанки, сушили и сдавали в заготконтору. А уж вырученные деньги отдавали на займ.

А между тем, трудоспособного народа в деревне оставалось все меньше, и молочно-товарную ферму перевели в другое место. Оба с мужем пошли работать на овцеферму. Ох, и досталось же нам! - вспоминает Анна Николаевна. - Двести голов овец, а на ферме нет ни электричества, ни техники. Все вручную: и корм, и вода. А пошел окот, вовсе заревели: с керосиновой лампой ползали под ногами у овец, ягнят спасали, чтоб не задавили. Муж каждый день из другой деревни с фермы молоко привозил, из соски поили ягнят, которых матери не приняли. Жизнь пошла своим чередом, и в тех соседних деревнях, оторванных от цивилизации, осталось всего два хозяйства. Работать в таких условиях стало совсем невмоготу, и весной 1963 года Нюра с семьей вернулась на свою родину в д. Полканы. С первого рабочего дня и до октября 1981 года Нюра проработала старшей дояркой Полкановской фермы.

Но где бы ни трудилась Анна Николаевна, работала она на совесть, и односельчане ценили ее. Анна Николаевна постоянно получала грамоты и благодарности, трижды избиралась депутатом Ереминского сельского Совета, была награждена медалью За доблестный труд, знаком Победитель социалистического соревнования, имеет звание Ударник 9-й пятилетки, ей дважды присваивали звание Мастер животноводства первого класса.

Жить в деревне стало трудно, поэтому Костицыны переехали в Нолинск, купили домик в переулке Бехтерева. Анна Николаевна пошла работать на кондитерскую фабрику. Но через два года женщине пришлось уволиться. То ли от скрытой болезни, то ли от высокой температуры в пряничном цехе она заболела и попала в областную больницу.

После лечения женщина устроилась работать в общепит, делала пельмени. Тогда мясо было дешевое, - вспоминает Анна Николаевна. - Много народа ходило в столовую. Я одна за смену настряпывала по 70 килограммов пельменей. Десять лет работала Анна Николаевна в общепите, здесь и получила медаль Ветеран труда. Отсюда ушла на заслуженный отдых. Аркадию Трофимовичу Костицыну как участнику Великой Отечественной войны дали хорошую благоустроенную квартиру в новом доме. Наконец, стали жить супруги со всеми удобствами. Дети их к тому времени все получили образование, уже обзавелись семьями. В 2008 году не стало Аркадия Трофимовича. Анну Николаевну ежедневно навещают родные. Часто звонят маме дочка Татьяна из Орлова и сын Сергей из Екатеринбурга. У Анны Николаевны 9 внуков и 5 правнуков. Все они очень любят бабушку, волнуются о ее здоровье.

13 февраля у Анны Николаевны день рождения. Мы присоединяемся к поздравлениям родных и желаем долгих лет жизни.

Лариса РОСТОВА,

наш корр.

Оставьте комментарий!


Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

     

  

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии. Настоящим Вы даете согласие на обработку своих персональных данных в порядке, установленном Федеральным законом Российской Федерации от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

(обязательно)